Главная > Новости > Силуанов: пик негатива в экономике России пройден

Силуанов: пик негатива в экономике России пройден


24-03-2015, 13:35. Разместил: admin

Антон Германович, все цитировали в интернете, в частности, вашу фразу "Пик негатива пройден". Переведите.

- Действительно, мы выступали на съезде РСПП, и я говорил о финансовой политике, о денежно-кредитной политике, о бюджете. И мы видим, что весь тот пик неопределенности, волатильности, как говорят, который мы наблюдали в конце прошлого года и в начале этого, он заканчивается. В прошлом году мы столкнулись с тем, что были введены ограничения на Россию с точки зрения притока капитала, торговые ограничения. В прошлом году резко упали цены на нефть. И вот это все одновременно, безусловно, не могло не повлиять на финансы страны. 

Но это ведь никуда не делось?

- Да. Но в чем смысл моего выступления был? В том, что экономика начинает адаптироваться и финансы, главное, начинают адаптироваться. За счет чего? Да, конечно, у нас произошло ослабление курса рубля. И это основной фактор, который сбалансировал платежный баланс. Мы видим, что в условиях, когда была нестабильность, были повышены и процентные ставки центральным банком, с тем чтобы стабилизировать курс. И сейчас мы видим - обратная динамика. Центральный банк снижает ключевые ставки. Это о чем свидетельствует? О том, что и денежные власти в лице центрального банка, и министерство финансов понимают то, что пик этой неопределенности, пик проблем, которые возникли на финансовом рынке, он начинает спадать. Мы с вами сами видим и чувствуем это по курсу рубля. Курс, несмотря на то что цена на нефть последние дни несколько упала, практически не реагирует.

Это говорит о том, что курс нашел свое новое положение уже в условиях новой цены на нефть, нового платежного баланса. Хочу сказать, что самый сложный период - это февраль текущего года по платежам перед иностранными кредиторами - прошел. У нас наибольший, наибольший объем платежей был именно в феврале. Поэтому мы выдержали. Денежный рынок колебался, конечно, но не так сильно, не волатильно, как это могло было быть. 

Денежные власти своевременно принимали меры, где-то вмешались на рынке, где-то мы участвовали вместе с центральным банком в поддержке этого рынка. Я хочу сказать, что период нестабильности и период тех вызовов, которые стояли перед денежной политикой, перед бюджетом, перед финансами, на наш взгляд, он прошел. И сейчас самое главное - нащупать движение вперед, с тем чтобы экономика постепенно начала выходить из тех сложностей, с которыми мы сталкиваемся. Ну, для экономики нужно больше времени.

Можно вольность себе позволить? А вам приходилось когда-нибудь, может быть, дипломную работу посвящать Бельгии или в Бельгии работать?

- Нет, с Бельгией, к сожалению, кроме бельгийского пива, у меня ничего не связано.

Я к чему: просто курс рубля по отношению к евро до девальвации был один в один с бельгийским франком. А сейчас он, если цифры взглянуть, очень похож на курс того же самого бельгийского франка, но, правда, по отношению к английскому фунту. И вот, собственно говоря, и видна девальвация. Тем не менее из ваших уст в эти дни прозвучала фраза, что рубль стал одной из крепких валют. Что вы вкладываете вот в эту свою мысль? 

- В РСПП я сказал, что с начала года рубль действительно стал одной из самых крепких валют. Он укрепился и к евро, где процентов больше чем на 13%, и к другим валютам. Поскольку произошла коррекция курса, мы об этом говорили, в конце прошлого года он заметно опустился. Сейчас находит свое новое равновесие. Поэтому за период с начала года мы видим укрепление его к другим резервным валютам.

Конечно, это не может долго продолжаться. Мы видим, что при нынешних ценах на нефть, при нынешних прогнозах оттока капитала курс рубля даже сейчас несколько занижен. Поэтому мы думаем, что в ближайшее время серьезных изменений курса не произойдет. Даже если цены на нефть будут несколько отклоняться от нынешних показателей, то курс рубля не будет так реагировать, так же как это было в конце прошлого года или начале текущего. 

Два уточнения в таком случае. Эльвира Набиуллина, выступая на прошлой неделе, сказала, что, по ее ощущениям, рубль недооценен где-то на 10%. Вы то же самое имели в виду сейчас?

- Да, порядок цифр с нашей оценкой совпадает. 

И второе уточнение. Понятно, что это очень далеко и мало кто из нас следит так пристально, как надо было бы, наверное, за Бразилией. Но ведь в Бразилии с начала года девальвация 25%. А это страна БРИКС, и при этом в отношении Бразилии нет никаких санкций. Это, в принципе, общая тенденция - девальвация валют ведущих развивающихся стран? Как вообще понимать вот этот феномен, когда бразильцы вдруг пошли по российскому сценарию без всяких санкций? 

- Вы знаете, девальвация валют просто так не производится. Она не делается ради какого-то экономического решения. Девальвации валют предшествует ситуация с проблемами в платежном балансе. То есть, если большие оттоки капитала из страны, если требуется гасить большие объемы государственного долга, а притока валюты недостаточно и тратятся золотовалютные резервы в национальных банках, то в таком случае страна оценивает, насколько хватит таких резервов. Или лучше изменить курсовое соотношение валют. То, что у нас произошло. 

У нас произошло снижение притока валюты в страну. И мы приняли решение, не тратя золотовалютные резервы, которые могли бы быть быстро потрачены. Просто курс отреагировал на снижение притока валютных средств и соответственно ослабление курса. Это абсолютно правильное изменение курса в результате новых условий, с которыми столкнулись. Думаю, что то же самое в Бразилии. Я сейчас не готов детально обсуждать, но про Бразилию знаю, что они в последнее время проводили достаточно мягкую бюджетную политику и денежно-кредитную. Вполне возможно, что это последствия как раз той финансовой политики, которая проводится в стране.

Не хочу утомлять наших зрителей экономическими выкладками, но понятно, что отчасти спор нынешней накопительной части пенсии связан и с тем, какие у нас есть резервы. Какая позиция Минфина в этом споре, который признали в правительстве, который идет в отношении судьбы накопительной части пенсии?

- Мы всегда занимали одну и ту же позицию. Мы за сохранение накопительной составляющей пенсии. Это позиция всего экономического блока. Заключается эта позиция в следующем. Мы сейчас нуждаемся в инвестициях. Наша страна должна в первую очередь опираться на внутренние источники инвестиции. Накопительная составляющая, накопительный элемент - это в настоящее время, пожалуй, единственный источник так называемых длинных денег. Мы сейчас лишились притоков капитала из-за рубежа. 

Возможности наших банков сузились и снизились в нынешних условиях. Сохранение накопительной части пенсии - это серьезный инвестиционный ресурс, для того чтобы мы могли развиваться дальше, опираясь на внутренние источники. Во всех странах длинными ресурсами являются либо пенсии, накопительная составляющая, либо страхование жизни, страхование в долг. Поэтому, учитывая то, что у нас страхование не так сильно развито, хотя мы сейчас предпринимаем шаги для этого, а накопительный элемент у нас сформирован и работал неплохо.

Мы создали сейчас все условия, для того чтобы на этом рынке работали устойчивые институты. ЦБ очень серьезно осуществляет проверку и мониторинг работы негосударственных пенсионных фондов, мы создали систему страхования вкладов в негосударственные пенсионные фонды. Создана система, для того чтобы привлекать ресурсы для накоплений на период после выхода на пенсию. И эти деньги должны работать в экономике. 

Это самая главная наша задача. Бюджет все более становится социальным. Мы сейчас, несмотря на все оптимизации на все изменения структуры расходов бюджета, приходим к тому, что все больше и больше у нас становится доля пенсий в бюджете, поскольку мы больше пенсий трансферта Пенсионному фонду платим. Больше заработных плат, больше текущих расходов. А инвестиции откуда брать? Так вот это один из важнейших источников, для того чтобы эти деньги работали в нашей экономике. Я хочу сказать, что многие компании, такие как РЖД, ФСК, привлекали средства пенсионных ресурсов еще год-два назад. Сейчас ресурсов этих нет. Откуда им брать деньги для реализации проектов? Они идут к бюджету. И мы сейчас вынуждены направлять средства в ФНБ вместо средств пенсионных накоплений на завершение ранее начатых проектов. 

Здесь требуется одно пояснение, потому что не все зрители в курсе. Вот у них пошла накопительная часть, они ее как бы откладывают. Но на то время, пока они не стали пенсионерами, эти деньги можно вложить в развитие экономики, а потом они вернуться опять же. 

- Да, это я сейчас говорил про экономическую составляющую. Если говорить про интересы граждан, то давайте возьмем сегодняшнюю ситуацию. Доходность, даже если негосударственные пенсионные фонды вложат их в государственные облигации, выше, чем инфляция. Мы сегодня размещаем облигации по ставке 13%. И сегодня, если бы работала накопительная система, негосударственный пенсионный фонд купил бы наши облигации, доходность по ним была бы достаточно высокая. 

Вкладывая в ресурсы в экономику, вкладывая в ценные бумаги, сегодня мы можем получить очень неплохие доходности по вложениям именно в Россию. Я хочу сказать, что в последнее время мы встречаемся с иностранными инвесторами, и, вы знаете, они начинают опять с большим интересом смотреть на вложение в Россию. Почему? Потому что произошла все-таки стабилизация курса, потому что в период ослабления курса никто, конечно, не хотел вкладываться ни в облигации, ни в акции компаний, в другие долговые инструменты. А сейчас, когда на западных рынках мы видим, наоборот, ставки отрицательные, в РФ, в условиях когда курс стабилизировался, ставки выше двухзначного значения, мы становимся очень интересным объектом для инвестирования. 

Антон Германович, последнее, пожалуй. Еще недели две назад цифры по инфляции проходили такие, что казалось, превысим мы все ваши нормативы к концу года. А сейчас становится понятно, что достаточно реалистичной идея становится, что, сколько там было заложено инфляции, 12%? 

- 13, 2% мы на этот год закрыли. 

Почему вам кажется сейчас по состоянию на середину марта, что инфляцию удается обуздать? 

- Сегодня, действительно, если брать инфляцию год к году, есть за период годового измерения, инфляция составляет 16,7%. Но в этой инфляции сидят разные факторы. Такие как ослабление курса рубля. И те последствия торговых ограничений, которые привели к росту цен на продукты питания, в первую очередь на импорт и даже на те продукты, которые у нас идут на замещение импорта. Но они тоже подросли в цене. Поэтому из 16,7% годовой инфляции, по нашим оценкам, около 11% - это разовые факторы, связанные с последствиями, о чем мы сейчас с вами сказали. 

И этого уже больше не будет? 

- Сейчас цены поднялись, сейчас они должны стабилизироваться. С одной стороны. С другой стороны, мы видим, что последние даже две недели инфляция не растет выше двух десятых процента. Двух десятых процента в неделю. Поэтому мы считаем, что пик инфляции пройден. И мы имеем все основания для того, чтобы в последующие месяцы говорить о постепенном снижении инфляции. Наши оценки были таковы, что мы можем выйти на инфляцию ниже 12% по итогам года. Дай Бог, что так будет. Наши расчеты показывают, что это вполне возможно. 

Ведь на инфляцию влияет что? Мы сейчас приняли решение на правительстве, внесли в Думу проект бюджета, уточняющий бюджет текущего года, он предусматривает снижение расходов, снижение расходов как в реальном выражении, так и в номинальном. Это очень важно для того, чтобы не разувать инфляцию. Это важно для того, чтобы ЦБ, когда он принимал решение по снижению ключевой ставки, ориентировался и на бюджет. 

Как будут индексироваться заработные платы, как будут расти расходы. И, понимая, что мы здесь проводим достаточно жесткую бюджетную политику, он принял абсолютно правильное решение по снижению ключевой ставки ЦБ. ЦБ снижает ставки, ставки в целом на рынке сокращаются. Это все дает основание говорить о том, что будет снижаться инфляция. Прогнозы министерства экономики, министерства финансов говорят о том, что те шаги, которые мы делаем, приводят к тому, что есть все основания говорить о снижении инфляции и процентных ставок в экономике. А вот это самое главное сейчас. Потому что, чтобы развивалась экономика, нам нужно иметь доступные ресурсы. Чтобы иметь доступные ресурсы, нужно не раздувать расходы бюджета, нужно проводить достаточно аккуратную и жесткую бюджетную политику.

 


Вернуться назад
Счетчик посещаемости и статистика сайта